Когда лебеди становятся опасны? - Psychologiespets
Подписаться на наши соцсети

Когда лебеди становятся опасны?

Весной и до начала лета Лебеди-шипуны порой агрессивно защищают свои гнезда.

Когда лебеди становятся опасны?

Были случаи нападений на людей на реках — в частности, на гребцов на байдарках и рыбаков.

Но сообщения о нанесении травм появляются редко, поскольку лебедь физически не может сломать человеку руку или ногу.

Однако в английском графстве Девон большой и очень решительный лебедь терроризирует туристов, желающих покататься на лодке или байдарке возле его владений. Лебедю по имени Альберт всё равно, кого атаковать. Как видно на фотографиях, нападение пернатого похоже на пикирование небольшого самолёта (он действительно огромный).

Туристам, которые мечтали покататься на лодке по каналу в английском графстве Девон, теперь иногда приходится катать лодки и байдарки на себе. В водоём их не пускает внушительных размеров лебедь Альберт, который самоотверженно защищает свою супругу Викторию, недавно отложившую яйца.

Альберт и Виктория живут в этом канале уже четыре года. И местные жители в курсе, что каждый год в конце весны к нему лучше не приближаться. Однако каякеры жалуются на то, что в этом году лебедь совсем потерял всякий страх перед человеком.

Нападение лебедя в период выращивания молодняка — это не шутки. Птица пикирует со скоростью иногда достигающей около 40 километров в час, расправляет могучие крылья и выталкивает туриста, стараясь перевернуть лодку.

Однако у Альберта есть и приятели среди людей — это 70-летний фотограф по имени Тони, который и снял кадры нападения птицы. Пернатый позволяет ему находиться рядом с собой и Викторией. По словам мужчины, лебедю всё равно, на кого нападать, так что достаётся и местным собакам, и другим водоплавающим птицам осмелившимся приблизиться к его территории.

Их гнездо расположено в правом углу нижней части сада, шириной около 40 метров вдоль берега канала.

Тони сказал, что пока Виктория гнездится с яйцами и когда рождаются птенцы, Альберт будет атаковать любое каноэ, каяк, байдарку, гребную лодку или даже собаку, которая подходит слишком близко.

Примерно в течение 12 недель, каждый год с середины марта по июнь любители водных видов спорта знают, что нужно осторожно относиться к Альберту.

К удаче фотографа, водоплавающая птица не ссорится с Тони, которому 70 лет, доверяет ему и позволяет посидеть с ним и Викторией так близко, что пара даже берет из его рук еду.

«На прошлой неделе он перевернул надувную байдарку, и бедный парень должен был плыть к берегу, — рассказывает Тони. — Его территория находится между двумя мостами, это около 400 метров. Каякеры, которые его знают, выходят из воды на первом мосту и идут по тротуару с противоположной стороны, пока не доберутся до другого моста.«

Тони рассказывает, что нападение Альберта всегда выглядят очень драматично и иногда он видел обиженных лебедем детей в слезах. Но местные жители, по его словам, находятся на стороне птицы, а не каякеров, которых предупреждают, что в течение трёх месяцев здесь лучше не плавать.

Источник dailymail

Насколько опасны лебеди?

Агрессия лебедей — типична

Как говорят орнитологи, агрессивная реакция крупной птицы типична для этого вида — лебедей-шипунов, когда они защищают свое гнездо.

«Наверное, это был лебедь-самец и, по всей видимости, у него была самка и свой дом для выводка весной», — говорит Крис Перринс, ухаживающий за лебедями британской королевы и ранее работавший орнитологом в Оксфорде. «Лебедь готов защищать свою территорию», — добавляет он.

Лебеди-самцы настроены решительно в защиту своих гнезд: особенно в период с апреля по июнь, когда вылупляются и подрастают лебедята.

Лебеди являются одними из самых крупных водоплавающих птиц в Северной Америке и Европе: их вес может достигать 13-ти килограммов, а размах крыльев — почти двух с половиной метров. Лебеди одни из самых тяжелых птиц в Великобритании, умеющих летать.

Лебедь-шипун

Орнитологи называют его на латыни Cygnus olor.

Давно живет в Европе и Азии, люди перевезли его в Северную Америку, южную часть Африки и Австралии.

Название вида происходит от того, что эти лебеди менее шумные чем другие птицы.

По традиции все лебеди-шипуны на реке Темзе, не имеющие специальных меток, принадлежат британскому монарху.

Лебедей-шипунов можно часто видеть на прудах и реках в парках и других городских зонах.

Лебединые мифы.

В апреле 2010 года один из лебедей на реке Кам в Британии попал в сводки новостей после неоднократных нападений на гребцов на байдарках. Два года спустя по-прежнему звучат призывы убрать агрессивную птицу с реки, поскольку его нападения на гребцов продолжаются и поныне.

Но такие случаи встречаются довольно редко, говорит Джон Гастон, работающий в лебедятнике в английском графстве Дорсет, где живут тысячи лебедей, но не было зарегистрировано ни одного нападения на людей за всю 600-летнюю историю учреждения.

«Если Вы приближаетесь к лебединому гнезду на реке, то птицы могут стать агрессивными, начинают шипеть и размахивать крыльями, но опасность преувеличена, а рассказы о способности лебедей сломать человеку ногу или руку своими крыльями — выдумка», — говорит Гастон.

«Лебеди не настолько сильны и все их поведение является преимущественно бравадой и попыткой отпугнуть», — добавляет он.

Крис Перринс говорит, что провел с лебедями много лет и ни разу не получил ни единой травмы — за исключением синяка:

«Они действительно весьма яростно защищают свое гнездо в это время года. Как только появляются яйца, то самцы-лебеди все время проводят с семьей и защищают ее. У них репутация несколько агрессивных птиц, но мне кажется, что это все из-за их размеров. Считается, что селезень не нападет на Вас, поскольку Вы по сравнению с ним выглядите слишком большим».

Как на меня напал лебедь

Я попал в лебединую засаду. Я ловил рыбу на маленькой речке в графстве Дорсет и лебедь проплыл мимо меня вверх по течению. Конечно, я обратил на него внимание и когда между нами уже было где-то метров 30, он развернулся и пошел вниз по течению в моем направлении. Каждый раз когда я смотрел в его сторону, расстояние между нами уменьшалось. Когда течение приблизило лебедя метров на 15 от меня, он поднялся и полетел в моем направлении. Это был ужасный момент. Мне пришло в голову — нужно бежать! Но берег реки был очень крут и позади меня была крапива, поэтому, когда я выбрался в панике на крутой берег, то почувствовал, что мое лицо исцарапано.

Однако, лебедь большого размера может задеть человека крылом, говорит господин Перринс, и советует держаться подальше от гнезда, которое обычно располагается в густом камыше вдоль берега и где сидит самка лебедя.

Лебеди-шипуны чаще защищают гнездо парами, говорит Джулия Ньют, исследовательница естественного общества Wildlife & Wetlands Trust.

«За среду с достаточным количеством пищи и красивыми местами для гнездования идет большая конкуренция. Те, кто приближаются к месту — будь то другие крупные птицы, наземные животные или люди — обычно отпугиваются лебедями, которые начинают стремительно плыть в направлении чужака, издавая шипение, что является проявлением угрозы — особенно, когда шея подается немного назад и крылья полуподняты», — говорит Ньют.

«Лебеди-шипуны в состоянии агрессивности имеют тенденцию к использованию не клювов, а именно крыльев», — добавляет она.

Джон Фааборг работает биологом в Университете штата Миссури и вогзглавляет Американский союз орнитологов. По его словам, были случаи, когда на людей нападали и гуси.

«Конечно, я убежден, что лебеди могут нанести большой ущерб именно из-за своих размеров», — говорит он.

Материал подготовили Дэниэл Насави и Том Геожеган.

«Птице, высиживающей яйца, приходится, защищая свое потомство, нападать на любое приближающееся к гнезду живое существо, с которым она сколько-нибудь соразмерна. Индейка, сидящая на гнезде, должна быть постоянно готова напасть с максимальной энергией не только на мышь, крысу, хорька, ворону, сороку, и т. д. и т. п., но и на птицу своего вида – индюка с шершавыми ногами или индейку, ищущую гнездо, – потому что она почти так же опасна для ее выводка, как хищники. И, естественно, она должна быть тем агрессивнее, чем ближе угроза к центру ее мира – к ее гнезду. Только своему птенцу, который вылупляется из яйца в самый разгар ее агрессивности, она не должна причинять никакого вреда! Как обнаружили мои сотрудники Вольфганг и Маргрет Шлейдты, это торможение у индейки включается исключительно акустически. Для изучения некоторых других реакций самцов-индюков на звуковые стимулы они лишили слуха нескольких птиц посредством операции на внутреннем ухе. Эту операцию можно сделать лишь только что вылупившемуся птенцу, а в это время различить пол еще трудно; поэтому среди глухих птиц случайно оказалось несколько самок. Они были использованы – так как ни для чего другого не годились – для изучения функции ответного поведения, которое играет столь существенную роль в связях между матерью и ребенком. Мы знаем, например, что серые гуси сразу после появления на свет принимают за свою мать любой объект, который отвечает звуком на их «писк покинутости». Шлейдты хотели предложить только что вылупившимся индюшатам выбор между индейкой, которая слышит их писк и правильно на него отвечает, и глухой, от которой ожидалось, что она, не слыша писка птенцов, будет издавать свои призывы случайным образом.

Как часто случается при исследовании поведения, эксперимент дал результат, которого никто не ожидал, но гораздо более интересный, чем тот, которого ждали. Глухие индейки совершенно нормально высиживали птенцов, и до этого их социальное и половое поведение также вполне отвечало норме. Но когда у них стали вылупляться индюшата, оказалось, что материнское поведение подопытных животных нарушено самым трагическим образом: все глухие индейки заклевывали насмерть всех своих детей, едва они успевали вылупиться! Если глухой индейке, которая отсидела на искусственных яйцах положенный срок и потому должна быть готова к приему птенцов, показать однодневного индюшонка, она реагирует на него вовсе не материнским поведением: не издает призывных звуков, а когда малыш приближается к ней примерно на метр, готовится к отпору – распускает перья, яростно шипит, и как только индюшонок оказывается в пределах досягаемости ее клюва, клюет его изо всех сил. Если не предполагать, что у индейки повреждено еще что-либо важное, кроме слуха, то такое поведение можно объяснить только одним: у нее нет ни малейшей врожденной информации о том, как должны выглядеть ее малыши. Она клюет все, что движется около ее гнезда и не настолько велико, чтобы реакция бегства пересилила агрессию. Только писк индюшонка включает с помощью врожденного механизма материнское поведение и сдерживает агрессию.

Последующие эксперименты с нормальными, слышащими индейками подтвердили правильность этого истолкования. Если к индейке, сидящей на гнезде, подтягивать на длинной проволоке, как марионетку, натурально сделанное чучело индюшонка, она клюет его точно так же, как глухая. Но стоит включить встроенный в чучело маленький динамик, из которого раздается магнитофонная запись «плача» индюшонка, как нападение обрывается вмешательством сильнейшего торможения так же резко, как при поединках цихлид и ланей, и индейка начинает издавать типичные призывные звуки, соответствующие квохтанью домашних кур.

Каждая неопытная индейка, только что впервые высидевшая индюшат, нападает на все предметы, движущиеся возле ее гнезда, размерами примерно от землеройки до большой кошки. У нее нет врожденного «знания», как именно выглядят хищники, которых нужно отгонять. На беззвучно приближающееся чучело ласки или хомяка она нападает не более яростно, чем на чучело индюшонка, но, с другой стороны, готова сразу по-матерински принять обоих хищников, если они предъявят через встроенный громкоговоритель «удостоверение индюшонка» – магнитофонную запись цыплячьего писка. Видеть, как такая индейка, только что яростно клевавшая беззвучно приближавшегося птенчика, с материнским призывом расправляет перья, чтобы с готовностью принять под себя пищащее чучело хорька – подмененного ребенка [В подлиннике непереводимая игра слов: Iltisbalg — чучело хорька, Wechselbalg (буквально «подмененное чучело») – безобразный ребенок, подмененный злыми духами (в народных поверьях)] в самом ужасном смысле слова – очень сильное впечатление.

Единственный признак, который, по-видимому, врожденным образом усиливает реакцию на врага, – волосистая, покрытая мехом поверхность. Во всяком случае, из наших первых опытов мы вынесли впечатление, что меховые чучела раздражают индеек сильнее, чем гладкие. Если это так, то индюшонок – а он имеет как раз подходящие размеры, движется около гнезда, да еще вдобавок покрыт пухом – просто не может не вызывать у матери постоянного оборонительного поведения, которое должно столь же постоянно подавляться цыплячьим писком, чтобы предотвратить детоубийство – по крайней мере в случае, если она высидела птенцов впервые и еще не знает по опыту, как выглядят ее дети. При индивидуальном обучении эти формы поведения быстро изменяются.

Такой удивительно противоречивый состав «материнского» поведения индейки заставляет нас задуматься. Совершенно очевидно, что не существует ничего, чт`o, как целое, могло бы быть названо «материнским инстинктом» или «инстинктом заботы о потомстве»; более того, не существует даже врожденной «схемы» – врожденного узнавания своих детей. Напротив того, целесообразное с точки зрения сохранения вида обращение с потомством есть функция множества возникших в процессе эволюции форм движения, реакций и торможений, организованных Великими Конструкторами таким образом, что все вместе они действуют при нормальных внешних условиях как целостная система, «как если бы» данное животное знало, чт`o ему нужно делать в интересах выживания вида и его отдельных особей. Эта система и есть уже то, что обычно называют «инстинктом» – в случае нашей индейки инстинктом заботы о потомстве.»

Конрад Лоренц. Так называемое зло

Ветеринария в Москве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »